preload

Алексей Кукоба: «Мало кто понимает, на какие жертвы идет команда «Контролера»

Руководитель «Контролера» производства IVORY films рассказал в интервью о сложностях в работе над проектом журналистских расследований, о том, какие навыки ему удалось приобрести за время подготовки выпусков «Контролера» и почему чиновники норовят скрыться от всевидящего ока его журналистов, а также о том, почему хочет провести свою пенсию на Бали.

— Что самое лучшее случилось за годы работы на проекте?

— Для меня самое лучшее и важное в работе над проектом то, что он стал своеобразной школой, источником самых разноплановых знаний, навыков и сведений. За годы существования «Контролера» мне удалось получить колоссальный опыт в разных сферах деятельности. Это и управленческий опыт, и умение общаться с людьми — как с героями проекта, так и с чиновниками, от которых зависит в нашей стране очень многое. Сейчас я прекрасно разбираюсь в строительных нормах, в нюансах ЖКХ, знаю, кто должен ремонтировать крышу, через какое время после вызова должны приехать медики и какую помощь они должны оказывать, разбираюсь в правилах получения земли, а также в сложностях при захоронении родственника и так далее.

— Когда в последний раз хотелось плакать от радости?

— Бывают крайне сложные темы, и когда удается их довести до логического конца и решить проблему — в таких случаях хочется благодарить Бога за то, что все получилось. У нас была очень сложная и нестандартная для нашего проекта тема — о женщине, прикованной к инвалидной коляске, которая пять лет не выходила из своего дома, потому что чиновники не разрешали построить в ее доме пандус. Мы взялись за эту тему, но у нас не было никакой уверенности, что сможем решить ее проблему. Мы бились очень долго, и в результате нам удалось договориться с социальной службой, с учащимися лицея, с помощью РГА подключили пожарных. И вот настал этот день — к дому женщины приехала пожарная машина с «мигалками», пожарные спустили ее на улицу, а лицеисты гуляли с ней. Для нас было принципиально важным помочь этому человеку, и для всех это был очень эмоциональный выпуск. Когда эта женщина попросила остановить машину, чтобы после пятилетнего заточения почувствовать и «потрогать дождь», как она сказала, — у всех глаза были на мокром месте.

— Чего зритель не знает о вашем проекте?

— Наверное, то, что мы работаем 24 часа в сутки, иногда без сна. Ребята выезжают в четыре утра на съемки, в семь они уже на локации и заканчивают работать поздней ночью. Зрители не чувствуют, как холодно зимой в нашем транспорте, не видят, что мы снимаем при -25 °С, не знают, что мы это делаем без еды порой — настолько плотный график съемок. Сюжеты бывают реально опасными, риск сложно оценить, когда ты смотришь программу. Почти каждый раз у нас конфликты с чиновниками, они либо убегают, либо закрывают дверь прямо перед съемочной группой. У нас была программа, когда в центре Киева радикалы захватили квартиру. Причем представители правоохранительных органов покинули этот объект, а осталась только наша группа. Мало кто понимает, на какие жертвы идет команда «Контролера» и какими усилиями ребята это делают.

— Что не стоит делать даже ради самых высоких рейтингов?

— Врать. Искажать правду. Это практически всегда видно — когда журналисты говорят неправду. Никакие доли не стоят этого. И не стоит брать только те темы, которые заведомо будут рейтинговыми. Для себя мы часто берем темы, понимая, что они не будут пользоваться большим спросом. Тема про инсулин — это достаточно узкая тема, или тема про аварийный участок на железнодорожном полотне, где люди попадают под поезда, потому что там нет перехода. Мы понимаем, что это интересно узкой аудитории, но эти проблемы тоже кто-то должен решать.

— Кем бы ты был, если бы не работал на ТВ?

— Я бы производил мебель из бетона. Очень хочу этого, мне нравится делать что-то своими руками. И если не сложится с телевидением, именно этим займусь. Или же стану политтехнологом.

— Кто из близких смотрит твои проекты и за что критикуют?

— Смотрят мои родители. Отец смотрит криминальные темы, он критикует драматургию. А мама смотрит и делает выводы, руководствуясь эмоциями: зацепило или нет.

— Если твой ребенок захочет работать на ТВ?

— В кино — может быть, на ТВ — нет. Это очень интересная профессия, но слишком эмоционально истощающая. У телевизионщиков один из самых высоких уровней выгорания.

— Чем займешься на пенсии?

— Уеду на Бали. Хочу пить текилу, лежать в гамаке, загорать, серфингом заниматься. И надеюсь, что это уже случится в 35-37.

— О чем мечтаешь лично ты?

— Хочется, чтобы то, что мы делаем, меняло систему в целом. А не так, что в одном городе мы сделали, а в другом то же самое нужно делать. Мы учим людей, как отстаивать свои права. И если мы кого-то научим, как отстаивать свои права, значит наша команда работает не зря.
ТАКЖЕ СМОТРЕТЬ
Федор Щусенко: «Я за любой кипиш!» Энергией Федора Щусенко, гостевого редактора в проекте «Говорит Украина» производства IVORY films, можно зарядить несколько электростанций. Только он обладает способностью находиться одновременно в нескольких местах, очаровывать экспертов любого возраста, пола и профиля, и ко всему прочему успевает сниматься в кино. Как ему это удается? Федор рассказал в интервью. ПОДРОБНЕЕ
ПАВЕЛ ТЕКУЧЕВ: «МОЙ ГЕРОЙ ВЕРИТ В ДОБРО ДО КОНЦА» ПОДРОБНЕЕ