preload

Снежана КУТРАКОВА: «Такой багаж знаний ни в одном вузе Украины получить невозможно»

Руководитель проекта «Громкое дело» Снежана Кутракова производит впечатление хрупкой девушки, но на самом деле это человек с железным характером. В интервью она рассказала о себе такие факты, которые могут удивить даже тех, кто знает ее очень давно. О своих кошмарах, мечтах, спортивных увлечениях и желании работать даже на пенсии — откровенно для нашего блога.
— Что самое лучшее случилось с тобой за год работы на проекте?
— Для меня особенно ценны знания, которые я получила на проекте. За семь лет моей работы на ток-шоу «Говорит Украина» я прошла всю карьерную иерархию — начиная от ресечера до креативного продюсера. За эти семь лет, можно сказать, получила второе высшее образование, более узкопрофильное, а именно — как работать в формате ток-шоу. Здесь важно взаимодействовать с людьми, поэтому есть свои тонкости: как разговаривать с ними, как правильно брать интервью, как работать с эмоциями, как расположить к себе героя и вести его от первой встречи до выхода в студию. Такой багаж знаний ни в одном вузе в Украине получить невозможно. Работа «в поле» с людьми ой, как учит. Причем не только оттачивается журналистское мастерство, но еще и приобретаются навыки психолога.
Работая с человеком необходимо понимать его, принимать его историю, слушать и слышать. И что самое тяжелое — не делить людей на плохих и хороших. Воспринимать их, а не их поступки.
С такими требованиями тяжело сохранить свое эмоциональное здоровье. Это, пожалуй, самое сложное в работе на ток-шоу. Ни круглосуточное написание сценария, ни монтаж, ни даже сам съемочный процесс не являются такими сложными, как общение с героями.
Самое лучшее — что в моем окружении появилось много хороших друзей, настоящих профессионалов своего дела.
— Когда последний раз приходилось плакать от радости?
— Ты плачешь от радости, когда пул записан и режиссер кричит: «Стоп! Снято!». Плачешь от счастья, потому что сделал свою работу и, как всегда, качественно. Плачешь от счастья, когда снимаешь программы «Жди меня», плачешь вместе с героями, когда семья воссоединилась или родители смогли найти общий язык со своим ребенком. Плачешь, когда не подтвердился диагноз опасной болезни или когда смогли собрать деньги на лечение кому-то из героев. Так было, когда нам удалось собрать средства девочке на пересадку почки. Это слезы радости и безмерного счастья. Я плакала, — но не от счастья, конечно, — когда прощалась с проектом «Говорит Украина». Это — часть жизни. Страничка, которую пришло время перевернуть.
На проекте «Громкое дело» пока не приходилось плакать от радости. Главная эмоция, которая захлестывает в процессе работы над криминальными расследованиями, это возмущение. Как можно позволить себе лишить кого-то жизни, а затем списывать все на: я не знал, не помню, был в шоке, меня заставили, я не виноват…
— Чего зритель не знает о вашем проекте?
— Не знает, как нереально тяжело проходить в те двери, которые закрыты от журналистов на сто замков. В полицию, прокуратуру, суды, СИЗО. Зритель иногда думает, что журналист может все решить одним звонком. Но нет, работники этих структур бегают от нас, как от огня. Прикрываются «тайной следствия» тогда, когда им совсем неудобно отвечать на наши прямые вопросы.
— Если тебе снится кошмарный сон о работе, что в нем происходит?
— Все поражаются: «Что ты делаешь в криминале? Тебе, наверное, снятся трупы?» Нет, не снятся. Это обычная работа журналиста, которому интересны расследования. И это тоже нужно освещать. Главное — подходить к историям нужно с трезвой головой, отчасти с хладнокровием, чтобы собственные паника, страх и шок не «съели».
В «ГУ» самое страшное, что снилось: на ведущего надевают петличку, а ему еще не донесли сценарий, потому что его не успели собрать, написать, выстроить. Поверьте, это похлеще самых ужасных ужастиков.

— Чего не стоит делать даже ради самых высоких рейтингов?
— Не стоит никогда обманывать героев своих программ. Не надо обещать им того, что нереально выполнить. Не нужно преувеличивать свои возможности. Задача телевизионного журналиста — рассказать, предать огласке событие, трагедию, какой-то случай. Но мы не можем указать на кого-то — вот преступник. Это задача и работа судей. И не можем указывать им же — посадите его. Повторюсь: не нужно преувеличивать свои возможности.

— Кем бы ты была, если бы не работала на ТВ?
— В классе девятом я вдруг решила, что очень хочу работать в детской комнате милиции. Поступать я даже не пыталась, после печального небольшого собеседования, где мне сказали: «А «серым» здесь делать нечего». Мои родители — прекрасные люди, отличных профессий: папа отработал в шахте, мама строитель. Но в то время сложилось так, как сложилось. Меня это расстроило. А потом разозлило: «Ах так! Ну еще посмотрим».
Тогда в Донецке открылся новый вуз — Донецкий институт социального образования. Туда я и забрела абсолютно случайно. Наткнулась на стол с табличкой «Журналистика». Так, собственно, начался мой путь в журналистике.

— Кто из близких смотрит твои проекты и за что критикует?
— Папа смотрел «ГУ», но, к сожалению, не дожил до того, как я стала руководителем криминального проекта. Он смотрел ток-шоу и очень эмоционально реагировал, возмущался. Говорил всегда: «Ты представляешь…». Конечно, пап, представляю. Как никто другой представляю Мама только хвалит и гордится. А критикует муж, но конструктивно.

— Если твой ребенок захочет работать на телевидении или в кино, что ты скажешь?
— Учитывая, что свой путь я выбрала сама, а родители поддержали и приняли, то я постараюсь поступить так же. Мои дети пойдут своими дорогами. Запрещать, потому что мне, например, это не нравится, —глупо. Поддержать любой их выбор — правильно. Буду к этому стремиться. Кстати, старший сын Ваня мечтает быть ведущим. И кумир у него — Алексей Суханов. Он учится в театральной студии. Иногда снимается в реконструкциях в проекте у мамы. Его даже в школе называют — «криминальная хроника». Младший Лука бредит футболом, занимается taekwon-do и очень любит математику. Кем хочет быть, еще не решил.

— Чем займешься на пенсии?
— Да, я буду на пенсии. Но точно не сидеть, а работать. Какой бы эта работа ни была, главное — что-то делать. И чтобы близкие были рядом: любовь, дети, собака. Хотя дети к тому времени будут самостоятельными.

— О чем мечтаешь лично ты?
— Пожалуй, самый сложный вопрос. Хотите здоровья — значит нужно идти в спортзал. Я занимаюсь боксом. Причем так, чтобы семь потов сошло, а вместе с ними все негативные эмоции дня. Хотите образованных, начитанных, умных детей — показывайте на личном примере. Читайте книги, ходите на тренинги, черпайте знания везде, где только можно. Мечтаете о деньгах — больше работайте, а не расставляйте разные штучки по фэншуй или выращивайте денежное дерево. На сейчас я мечтаю просто выспаться. Нехватка сна — наша профессиональная проблема. Когда выспишься, тогда и кожа прекрасная, и самочувствие хорошее, и мама не мегера, и руководитель с хорошим настроением.
ТАКЖЕ СМОТРЕТЬ
Мила Сивацкая: «Мечтаю сыграть проститутку или сумасшедшую» Мила Сивацкая в свои неполные двадцать лет имеет в творческом арсенале более десятка значительных ролей. Она успела сыграть и авантюристку, и волшебницу, а в новом сериале «Любимые дети» (производство IVORYfilms), который стартует уже сегодня на телеканале «Украина», она предстанет в еще одном, неожиданном для себя образе. ПОДРОБНЕЕ
В Киеве В Киеве продакшн IVORY films работает над новым 4-серийным фильмом "Будь что будет" В Киеве продакшн IVORY films работает над новым четырехсерийным фильмом «Будь что будет» по заказу телеканала «Украина». Съемки проходят в Киеве и Киевской области. Это фильм о молодой женщине, которой пришлось пережить трагедию, но после череды разочарований и драматичных ситуаций судьба подарила ей счастливый шанс на позитивные перемены в жизни. Путь к счастью никогда не бывает гладким, вот и в этой мелодраме не обошлось без интриг, ревности, предательства и даже покушений на жизнь.
ПОДРОБНЕЕ